Иллюзионисты в политике: недостоверная правда истероидов

Истероид

Потеряхин А.Л.

Иллюзионисты в политике: недостоверная правда истероидов[*]

[*] Статья опубликована – Оцінка достовірності: наукові дослідження та практика: збірка статей / за аг. ред. В.О. Шаповалова. – К.: Освіта України, 2017. —  320 с. (Серія: Бібліотека Колегії полі графологів України) – С. 187 – 192.

 

Говоря о лжи в политике, невозможно оставить в стороне вопрос личности лжеца-политика. Даже поверхностный анализ персонажей украинской политики с позиции характерологии показывает, что наиболее многочисленную группу представляют личности, в характере которых доминирует истероидный радикал, т.е. истероиды. Здесь нужно подчеркнуть, что, несмотря на явную психиатрическую окраску этого термина, истероиды – это психически здоровые люди. Хотя и находящиеся зачастую на грани патологии, т.е. имеющие ярко выраженную акцентуацию характера.

Центральным качеством истероида является демонстративность т.е. желание быть на виду, в центре внимания, быть замеченным, оцененным, стремление демонстрировать себя окружающим. Руководствуясь этим желанием, человек постоянно добивается внимания различными средствами: оформление внешности, своего пространства, демонстративными поступками, выбором соответствующей профессии. Именно демонстративность побуждает истероида идти в политику, где существуют безграничные возможности для реализации этой тенденции в характере.

«Что бы ни делал истероид, — пишет А.П. Егидес, — Какие бы поступки он ни совершал, для него важнее не столько их содержание, сколько то, смогут ли они привлечь внимание. Он постоянно старается производить впечатление… Он все время на авансцене, а все люди для него зрители… Истероид даже застенчивость проявляет так, чтобы обратить на себя внимание» [1, С. 128 – 129].

Безусловно, это качество у людей может выражаться в различной степени: от чрезмерной навязчивости до скромного желания быть замеченным и оцененным. В.В. Пономаренко [2, 3] указывает на возможность самых различных сочетаний демонстративности с другими качествами характера: с агрессивностью, самоотдачей, с тонким вкусом и, наоборот, с вопиющей безвкусицей. Истероидный радикал наделяет любой реальный характер демонстративностью в той мере, в какой он сам представлен в этом характере.

 Истероид склонен создавать иллюзию (в том числе и для себя самого) собственной масштабности, неординарности, уникальности, социальной значимости [2, 3]. Если не сейчас, то в перспективе. «Истероидный радикал дарит своему обладателю надежду, что он всегда нужен всем людям на Земле, что он ими ценим и любим – ни за что, а просто потому, что он есть. Поэтому истероиды празднуют собственный день рождения как событие из ряда вон выходящее, как рождение звезды» [3, С. 81]. В совершенстве владеет поведенческой  технологией самовосхваления (самопрезентации) и ищет социальное окружение, которое соглашается воспринимать его таким, каким он хочет казаться (ярким, значительным, успешным).

В склонности создавать иллюзию большую роль играет механизм вытеснения, без которого, по мнению П. В. Волкова [4, 5], демонстративное позирование наткнулось бы на придирчивую самокритику, сдерживающие моменты внешней обстановки и стало бы невозможным. Он пишет, что благодаря вытеснению все, что мешает привлечению внимания, удаляется из сознания, какбы не существует. Вытеснение помогает человеку не думать о чем-то неприятном, замечать в окружающей жизни одно и не замечать другое, верить, игнорируя правду, в то, во что хочется верить. У истероида  механизм вытеснения работает легко и слаженно.

Имеющийся психический потенциал истероид направляет не на производительный труд, а на создание иллюзии благополучия и успеха, что является главной целью данной поведенческой тенденции. Создание такой иллюзии позволяет истероиду получить доступ к ресурсам общества. При этом, как отмечает В.В. Пономаренко, все, что противоречит этой иллюзии, вытесняется из его сознания. А те, кто не желают верить в эту иллюзию, удаляются из окружения.

Естественно, истероиды создают иллюзии и для себя. Более того, они получают удовольствие от иллюзий, создаваемых ими для себя. Углубляются в приятные фантазии, переживают их почти как реальность. Процесс создания иллюзии для себя в принципе можно называть самообманом.

Психологический феномен переживания иллюзии как реальности, по мнению исследователей [1, 3], лежит в основе чувствительности истероидов к моральным поощрениям. Им чрезвычайно приятно получать публичное признание, аплодисменты. Обладатели доминирующего истероидного радикала нуждаются в комплиментах, ищут их. При том, «истероид не ждет, когда его оценят по заслугам. Он напрашивается на комплименты» [1, С. 131].  Комплименты повышают его самооценку, придают уверенность в себе, поскольку стабильной уверенности в своих силах у истероидов нет. Учитывая склонность к созданию иллюзий, ухода в иллюзию, истероиды могут принимать комплимент, но не заботиться о соответствии комплимента реальности. Ввиду склонности к созданию иллюзий истероид зачастую не чувствует лести, неискренности в отношении к себе.

Создав иллюзию, политик-истероид верит в неё. И, следовательно, в тот момент, когда он транслирует эту иллюзию обществу, он говорит правду. В этом, в частности, кроется причина особой убедительности истероида, его способности воздействовать не аудиторию.  Но при этом он вводит общество в заблуждение. Именно поэтому для оценки информации, сообщаемой политиком, недостаточно простой дихотомии «правда-ложь». Я предлагаю использовать два критерия:

а) соответствие действительности (реальности), т.е. достоверность информации;

б) субъективная оценка коммуникатором достоверности сообщаемой им самим информации.

Для наглядности различных вариантов сочетания оценок информации по этим критериям представим их графически в виде координатной плоскости (см. рисунок 1). Вертикальная ось отражает соответствие действительности (реальности) той информации, которую сообщает политик. Мы сейчас оставляем в стороне вопрос методики оценки такого соответствия. Ось выше пересечения означает информацию, соответствующую действительности. Такую информацию будем называть достоверной. Соответственно, ниже пересечения – недостоверная информация.

Горизонтальная ось отражает субъективную оценку достоверности информации самим коммуникатором. Правая часть оси отражает, что коммуникатор сам оценивает информацию, которую он сообщает, как достоверную, соответствующую действительности. Такую информацию можно называть правдивой (или правдой). Контекст использования этого понятия в научной литературе дает нам такие основания. Еще раз подчеркну: правда — это информация в достоверности которой субъективно убежден коммуникатор. При этом правда (или правдивая информация) может как соответствовать действительности  так  и не соответствовать ей.

Левая часть оси соответствует ситуации, когда сам коммуникатор осознает, что его сообщение не соответствует действительности (недостоверно), т.е. то, что он говорит – это неправдивая информация или неправда.

Рисунок 1.

 

Иллюзионисты в политике: недостоверная правда истероидов

Таким образом, мы получаем четыре варианта сочетания правды и достоверности.

1.        Правдивая и достоверная информация. Политик убежден, что его сообщение соответствует действительности и при объективной проверке это соответствие подтверждается. Условно назовем такую информацию «истиной». Естественно, что верификатор лжи (например, профайлер) не обнаружит в речи признаков искажения информации.

2.        Правдивая, но недостоверная информация. В этом случае коммуникатор искренне убежден в том, что сообщаемая им информация соответствует действительности. Но объективная проверка (если она возможна) свидетельствует о том, что информация не соответствует действительности. Это сочетание будем называть «честным заблуждением».  Его причиной могут быть ошибки восприятия, мышления, недостаточная информированность человека и т.п. Но в случае с истероидом причиной честного заблуждения является его склонность к созданию иллюзии для себя, базирующаяся на интенсивной эксплуатации механизмов психологической защиты личности (вытеснения, рационализации и др.). Эта ситуация оказывается самой сложной для верификатора лжи. Поскольку коммуникатор убежден в своей правдивости, то признаки лжи в его речи и поведении отсутствуют. Очевидно, что в этом случае нужно оценивать не речь и поведение, а саму личность. И, если мы обнаруживаем большое количество признаков доминирующего истероидного радикала в характере человека, то его информацию необходимо проверять через другие источники независимо от наличия или отсутствия признаков лжи в его речи.

3.        Неправдивая и недостоверная информация. Человек отдает себе отчет в том, что сообщаемая им информация не соответствует действительности, и объективная проверка сообщения это несоответствие подтверждает. Здесь все просто – это ложь. В этом случае у верификатора, в зависимости от его компетентности, имеются достаточно высокие шансы обнаружить признаки лжи.

4.        Хотя и гораздо реже, но принципиально возможно ещё одно сочетание: неправдивая, но достоверная информация. В этом случае коммуникатор субъективно убежден в том, что он искажает информацию, говорит неправду. Но, в результате случайных, не зависящих от него обстоятельств, информация оказывается соответствующей действительности. Например, политик говорит об успехах на фронте, вполне осознавая, что таких успехов нет. Но его речь случайно совпадает с успешной военной операцией его страны. Такое сочетание признаков можно назвать нечестным заблуждением. Верификатор лжи в этой ситуации обнаружит признаки лжи. Но именно возможность такого сочетания признаков требует объективной проверки информации для принятия решений не её основе.

Исходя из возможных сочетаний правдивости и достоверности информации, верификатору лжи, профайлеру нужно не только детально анализировать речь и её невербальное сопровождение, но и определять наличие и роль истероидного радикала (тенденции) в характере коммуникатора. Решению этой задачи помогут признаки, которые детально раскрывает в своих работах В.В.Пономаренко [2, 3].

Внешние признаки доминирования истероидного радикала:

— яркость внешности («бросаются в глаза»), оформление внешности подчинено  стремлению к наиболее выигрышной самопрезентации;

— претензия на неповторимость, оригинальность внешнего облика;

— стремление к изменчивости и контрастности внешности, желание отличаться от других;

— манерность, театральность, претенциозность мимики, жестов;

— неискренность, наигранность  «мимических масок», которые легко меняются;

— склонность принимать красивые, выигрышные, «монументальные» позы;

Особенности поведения коммуникатора, которые также могут рассматриваться как поведенческие признаки доминирования истероидного радикала в его характере:

— склонность к позированию, демонстрации превосходства;

— стремление производить выигрышное, яркое впечатление;

— стремление выделиться быть в центре внимания, показать себя неординарным, незаурядным;

— уклонение от задач, требующих длительных усилий, имитация вместо реальных достижений;

— создание видимости материального благополучия, высокого статуса;

— способность к социальной мимикрии;

— высокий уровень эгоцентризма (мало обращает внимания на других людей, придавая особое значение только собственным проблемам),  самолюбование, самовосхваление;

— обращающие на себя внимание поступки, презентабельность (способность «преподносить себя как подарок»);

— зависимость от внешней оценки, потребность в комплиментах, чувствительность к моральным поощрениям;

— создание иллюзии собственной масштабности, неординарности, недюжинности, уникальности, социальной значимости;

— жажда роли «кумира», все, кто не желают верить в эту иллюзию, удаляются из окружения;

— склонность много обещать, охотно и широко декларировать масштабные намерения, убеждать в наличии у них широких возможностей;

— игнорирование реальных сложностей, склонность к «шапкозакидательству»;

— социальная гибкость, поверхностность, способность к экспромту;

— склонность к ролевому поведению, перевоплощению, артистичность;

— склонность к протесту, если его не замечают (капризничанье, навязчивое «якание», ложь, разглашение конфиденциальной информации»).

Таким образом, задача определения степени достоверности информации усложняется не только осознанными и преднамеренными попытками политика искажать информацию, но и неосознанными факторами, связанными с особенностями характера коммуникатора. Это проявляется в любой коммуникации, не только политической. Профессионализм верификатора лжи состоит не только в способности находить признаки обмана, но и в умении соотносить информацию с особенностями характера коммуникатора.

 

Литература:

1.        Егидес А.П. Как разбираться в людях, или Психологический рисунок личности. – М.: АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2002. – 320 с.

2.        Пономаренко В. В. Практическая характерология с элементами прогнозирования и управления поведением (методика «семь радикалов»). – Ростов н/Д: Феникс, 2006. – 252 с.

3.        Пономаренко В. В. Технологии скрытого управления людьми. – М.: АСТ: Олимп, 2008. – 506 с.

4.        Волков П.В. Разнообразие человеческих миров (руководство по профилактике душевных расстройств). – М.: Аграф, 2000. – 528 с.

5.        Волков П. В. Разнообразие человеческих миров. Клиническая характерология. — http://bookap.info/genpsy/volkov/load/doc.shtm

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *