Проблема создания системы базовых понятий в области верификации лжи

Проблема создания системы базовых понятий в области верификации лжи

Потеряхин А.Л.

Проблема создания системы базовых понятий в области верификации лжи

 

Однозначно определенные понятия являются не только инструментом научного, теоретического познания явлений, но и средством создания практических методов и приемов работы с этими явлениями. Но в сфере верификации обмана сложилась ситуация, когда специалисты, видимо увлеченные значимостью результатов деятельности, сосредоточили свое внимание именно на практических методах, не уделяя должного внимания определению используемых понятий. Это в свою очередь привело к неточностям и противоречиям, что негативно отражается на качестве разрабатываемого инструментария. Несовершенство научного аппарата, разногласия специалистов в определении отдельных понятий так называемой «теории лжи» является существенным препятствием в поиске практических средств выявления обмана и лжи.

В то же время, активное развитие видов практической деятельности, связанных с выявлением обмана, лжи, — опросы с использованием полиграфа, профайлинг, обеспечение безопасности предприятий и др., — требует поиска и совершенствования соответствующего  инструментария.  Острую потребность в разработке надежных методов определения достоверности информации коммуникатора испытывают специалисты в области оперативно-розыскной, следственной деятельности, судебно-психологической экспертизы. Поэтому назрела необходимость создания стройной системы базовых понятий в области верификации обмана и лжи. Необходимо не только четко определить основные понятия, но и выявить характер их взаимосвязи.

Нам нужно разобраться, как соотносятся понятия «правдивая информация» и «достоверная информация»? Вопрос не такой абстрактный, как кажется на первый взгляд. Ответ на него имеет практическое значение. Полиграфолог получает правдивую информацию, которая принципиально может быть недостоверной. Верификатор не обнаруживает признаков лжи и считает правдивой информацию, которая может не соответствовать действительности. Решения, принятые на основе такой информации будут ошибочными. В целом требуется дополнительное уточнение и определение основных дихотомий «теории лжи»: достоверная информация — недостоверная информация; правда (правдивая информация) — неправда (неправдивая информация); правдивый — лживый; конгруэнтный — неконгруэнтный; искренний — неискренний.

Достаточно запутана история выяснения соотношения понятий «ложь» и «обман». Одни специалисты, особенно переводчики зарубежных изданий, склонны отождествлять ложь и обман, считать эти слова синонимами. Другие утверждают, что эти слова обозначают разные явления. При этом приводят не очень логичные и не достаточно убедительные аргументы. Третьи считают, что одно из этих явлений выступает частью другого. А «крутые практики» предпочитают вообще не заморачиваться слишком теоретичными, на их взгляд, вопросами, несмотря на явные методические пробелы.

Одной из форм обмана уже общепринято считать умолчание, т.е. сокрытие от собеседника некоторой информации. Но, если я скрываю от партнера по общению интимные подробности своей жизни, то это будет обманом? Где заканчивается мое неотъемлемое право на конфиденциальность и начинается обман?

С легкой руки Карла Роджерса в психологию основательно вошло понятие «конгруэнтность» (ну и, соответственно, «неконгруэнтность»). Как правило, этим понятием обозначают некое взаимное соответствие элементов системы, которое приводит к ее гармоничному функционированию. Например, соответствие убеждений и действий, вербального и невербального поведения человека и т.п. На первый взгляд обманщик или лжец явно ведет себя неконгруэнтно, уже хотя бы потому, что его слова не соответствуют его же представлениям о реальности. Но всегда ли обманщик будет неконгруэнтен? Как соотносятся признаки обмана и неконгруэнтности? При каких условиях признаки неконгруэнтности помогут разоблачить обман?

Самообман многие авторы рассматривают как разновидность (форму) обмана, в которой совпадают объект и субъект обмана. Но при этом обман определяется как умышленное, а, значит, и вполне осознанное введение в заблуждение кого-либо. Может ли человек умышленно и осознанно вводить в заблуждение самого себя? Или это не обман, а нечто другое? В таком случае, правильно ли всю совокупность причин, в результате которых мы сами заблуждаемся, называть самообманом? Вообще очень актуальной представляется работа по определению и классификации видов обмана и лжи.

Манипуляция и обман — связь этих явлений представляется очевидной. В таком случае, возможно ли противостоять манипуляциям при помощи приемов и методов, которые используются для разоблачения обмана? И наоборот, возможно ли использовать методы разоблачения манипулятора для верификации лжи и обмана? Каково соотношение процессов выявления лжи и противодействия манипуляции?

Здесь я коснулся только части вопросов, которые возникают в процессе практической деятельности в области верификации лжи и при изучении изучении соответствующей литературы. С целью обсуждения и уточнения определений основных понятий «теории лжи», выяснения характера взаимосвязи и соотношения этих понятий Украинской ассоциацией неинструментальной детекции лжи и Коллегией полиграфологов Украины запланирована серия научных семинаров. Результатом такой работы может быть создание определенного словаря терминов используемых в области верификации лжи, который существенно повысит качество как научных исследований, так и практического инструментария в этой области.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *